Социофобия

Социофобию (социальную тревогу),  по какой-то причине, люди считают еще менее серьезным состоянием, чем депрессию. Если от депрессии все друг другу советуют волшебный пинок, то для человека с социальной тревогой, даже, вроде бы, и пинка слишком много.  И если ты уж не можешь позвонить по телефону или же подойти и спросить что-то… ты даже не слабак… и даже не лентяй. Один человек мне сказал, что такие люди просто «выпендривающиеся нытики».  Многие дети могут все это делать без всяких затруднений. И зачем вот так привлекать к себе внимание? Надо позвонить, звони и не заламывай руки. Не звонишь? Значит тебе и не надо.

Обыватель расценивает это расстройство как мелкую и постыдную слабость, которую можно преодолеть одним щелчком пальцев.  Ведь, что может быть проще, чем передать деньги за проезд, заплатить за квартиру, сходить к соседям и сказать, что они заливают твой новый ремонт? Вот, просто иди и скажи! И это же просто стыдно не уметь сделать таких простых шагов в жизни.

Показательно, что не только посторонние люди не понимают человека с социальной тревогой. Он сам себя не понимает и испытывает чувство стыда за свой ужасный порок и неспособность вливаться в общество. Такие люди считают себя  уродами в разных проявлениях. Кто-то считает, что страшен лицом, кто душой, а кто… всем чем угодно, что отбрасывает его от общества навечно.

Да, вот так драматично. То, что для части населения кажется  бытовым действием, для человека с социофобией ежедневный подвиг. Учитывая, что мало кто понимает,  из-за чего так происходит, расскажу о социофобии поподробней.

Пока еще непонятно, отчего социофобия возникает. Есть мнение, которое не подтверждено, пока, исследованиями, что существует генетическая предрасположенность к ней. В семьях, где  кто-то из родителей страдает данным расстройством, риск  развития его у детей выше. Отдельного гена социофобии не нашли. Но уже доказано, что люди предрасположенные к тревожным расстройствам, все-таки имеют некоторые общие генетические черты.  Но, все-таки, в настоящее время считается, что социфобия формируется на основании полученного негативного опыта в течение жизни. Что касательно  тревожных генов, то они могут быть  просто основой для развития социальной тревоги. Родители же могут давать ребенку   пример избегающего  поведения в обществе, который просто закрепляется с течением времени.

Стиль воспитания в некоторых семьях очень способствует развитию социофобии. Это постоянное пристыживание ребенка перед лицом окружающих или очень частые сравнения с абстрактными «другими детьми». Считается, что на ребенка это должно оказать очень стимулирующее в отношении адаптации в обществе деятельности. Даже вроде бы доброжелательное: « Что же ты у нас такой мальчик без друзей? У всех есть друзья, а у тебя нет», может быть основой того, что ребенок начнет формировать у себя чувство собственной неполноценности  по отношению к другим.  Интровертированному ребенку, которому не нужно много товарищей по песочнице, могут вполне внушить, что  он ненормальный.

Школа, особенно начальная и старшие классы, очень нередко становятся пусковым механизмом в развитии социофобии. В начальных классах «вредным фактором» является учитель ( «встань и покажи всем своим одноклассникам дневник с двойкой, пусть тебе будет стыдно»), а в старших—сверстники.  При этом социофобия формируется не из-за воображения и когнитивных нарушений, а из-за опыта социального исключения.
Как быстро формируется социофобия? Для маленького ребенка это может быть единичный случай. Для молодого взрослого 2 месяца опыта социального исключения.

Мозг «социофобика»  реагирует на  людей, с которыми необходимо общаться по-другому. У них наблюдается  усиление кровотока в лобной коре(обрабатывает информацию извне) и миндалине (обуславливает страх и тревогу). Кроме того, на опыт отвержения и на случаи неудачного общения люди с социальной тревогой реагируют активацией системы боли. Т.е. в тот момент, когда общество отталкивает кого-то с данным расстройством, он чувствует настоящую боль.

Все это выражается в определенном типе поведения и восприятии реальности.

Так было установлено, что люди, страдающие социофобией, избирательно внимательны к негативным  социальным знакам и знакам отвержения со стороны окружающих. Сигналы принятия ими игнорируются, а нейтральное поведение окружающих расценивается, как игнорирование или даже скрытая агрессия.

Людям с социальной тревогой не все равно, как к ним относятся. Они страдают от своей изоляции. По этой причине время от времени они  набираются смелости и бросают себя в  толпу окружающих, как на амбразуру. В этот  момент  «социофобики», чтобы  преодолеть страх,  в первую очередь отрубают у себя всякую чувствительность к социальным сигналам. И, как правило, влетают с разбегу слишком далеко в чужие границы и получают отпор от окружающих. Иногда ответная реакция общества бывает очень выраженно негативной, потому что они расценивают действия человека с социальной тревогой, как агрессию.

Что в итоге получается? Колоссальное напряжение для преодоления страха отвержения и грубое отпиннывание общества, фактически –наказание  за попытку. Когда «социофобик» решится на новый марш-бросок?  Вероятно, не скоро.

Учитывая высокую степень стресса и боли, в результате подобного опыта люди довольно быстро разрабатывают когнитивные (поведенческие) стратегии. Они направлены на создание стиля поведения, направленного на избегание общества. Например, степень эмпатии к окружающим у них снижается. Эмпатия без обратной связи приносит боль, и поэтому лучше уж ее снизить до минимума. Люди перестают чувствовать, что окружающие им интересны, им начинает казаться, что те несут всякий бред и обсуждают тупые темы.

Нужно оговориться, что окружающие  нередко этим и занимаются. Людям не обязательно постоянно обмениваться важной информацией. Существует множество социальных «игр», когда люди просто демонстрируют те самые эмпатические связи и психологически поглаживают друг друга. Можно обсуждать цены на куриные ноги или интересоваться рецептом салата только для того, чтобы сказать «мы имеем одинаковые проблемы и интересы» или « ты мне важен, я ценю твой опыт, мне интересна твоя жизнь». Сплетни, кстати, тоже  социальная игра, но более вредная по последствиям, чем обсуждение куриных ног.

Вот это все становится неинтересным человеку с социофобией. Он начинает исключать себя из социальных игр, и со стороны, они ему будут казаться бесцельными.  В норме и другие люди далеко не всегда играют во все, что им предлагает общество или соблюдают игровые ритуалы. И они могут чувствовать, что находятся  в неподходящем обществе. Но эти ситуации не вызывают у них душевной боли и чувства инаковости или отверженности.

 Другое когнитивное нарушение – генерализация и глобализация своего опыта. На самом деле, опыт общения у человека с социальной тревогой небольшой. Рывки в гущу социума у них, по вышеописанным причинам, бывают нечастые. Но по этим негативным событиям они делают четкое  решение в отношении общества и себя. «Я всегда буду один», «меня никто не полюбит», « я никому не интересен». Ну, а следовательно, зачем соваться в общество? Они все «люди как люди, а я моток колючей проволоки» (с).  «Мне там нечего делать».

«Социофобики»  часто и много «читают» мысли других людей. Так они уверены, что окружающие считают его жалкими и ущербными.  Кроме того, «знают» о том, что «у всех нормальных людей совсем не так»  в жизни. Что они всеми любимы, полны жизни и счастливы. Что делает самих людей с социальной тревогой в собственных глазах еще более инаковыми в плохую сторону и несчастными.

Примечательно, что у людей с социальной тревогой чаще и быстрее формируются те или иные зависимости, которые снижают уровень этого переживания. Это разные виды расстройств пищевого поведения, алкоголь, киберзависимости и игромания. Последние два встречаются  особенно часто, потому что компьютер дает суррогат безопасного общения.

 Кроме того, люди с социофобией часто имеют более низкий уровень контроля, особенно, когда при помощи каких-то действий или предметов  можно стать ближе к обществу.  Они могут покупать, к примеру, что-то безумно дорогое и яркое, чтобы на них обратили внимания и сказали, что они приняты.
Люди с социальной тревогой хоть раз появляются в своей жизни на консультации. Есть определенная когорта, которая посещает специалистов много и часто. Но они  так же очень часто и быстро с консультаций уходят.  Так как пойти за помощью для них тоже серьезный поступок, то они хотят быстрой панацеи, которая решит все проблемы в два присеста. И чтобы больше никуда не ходить.  Проблема социофорбии требует длительной и кропотливой переработки и от клиента требуется большая настойчивость и готовность терпеть определенное количество негативных переживаний. К большей боли, что у них уже есть, люди не только не готовы, но и активно ее избегают. Как только консультант начинает «забрасывать удочки» в сторону разработки тактики общения с людьми (ибо без этого никак), клиент очень быстро находит причины чтобы консультации прекратить.  Так что, те, кто собираются на психотерапию по поводу данного расстройства, должны понимать, что встретятся с собственным серьезным сопротивлением.

Что же касательно всех остальных. Если возле вас человек с социальной тревогой, то стоит учитывать, что ваши повседневные действия в отношении него могут приносить ему серьезные негативные переживания.




Самое популярное