Проблемы в отношениях между тещей и зятем

Молодую семью можно рассматривать как самостоятельную ячейку, а можно представить ее как отголосок, сколок, срез семейного генеалогического дерева. Двое, объединившись, соединили в себе и два куста семейных влияний, традиций и правил.

Две группы никогда не знавших друг друга людей вдруг ни с того ни с сего стали родственниками и иногда вынуждены жить даже под одной крышей. Целый клубок образовавшихся новых связей заставляет молодых считаться с этим обстоятельством. Но если все время оглядываться на тех и других родителей, то самим жить будет некогда. Здесь трудно найти золотую середину взаимоотношений, поэтому страдают и те, и другие, расстраиваясь по поводу возникающего непонимания семей.


Научить детей доброте отношений в семье нельзя, если сами взрослые члены не будут показывать в этом пример.

Разве мало скандалов происходит от того, что мать жены, т. е. теща, не любит своего зятя, а ведь если подумать, что является он отцом ее ненаглядных внуков, чего уж тут считаться. Зять — тоже фигура сложная, не вымышленная в семейном театре. Играет он свою роль, ведет свое соло. И страдает не меньше, чем теща, разделяя любовь любимого человека как бы на двоих сначала, а потом и на троих, а потом и на четверых. Что же ему, бедному, достается — рожки да ножки, а он рассчитывал на семейную монополию уж в вопросах любви-то по крайней мере. А получилось, что он остается порой главным только в вопросах обеспечения. А эта миссия вечного трудяги его не устраивает.

В семейном тандеме «теща — зять» лучше всего придерживаться твердо правил такой игры. Каждый, взяв на себя роль, играет ее в пределах предписанных правил — и уважение, и культура общения, и взаимная вежливость, и приличие. Так хотелось бы.

Наверное, все это спокойно будут соблюдать когда-нибудь... роботы, а нормальные живые люди, будь то теща или зять, и волнуются, и излишне эмоционально реагируют, и ссорятся, и обижаются. Вы думаете, это от того, что они не знают, как себя вести? Знают. Это от того, что человек, соединивший их нечаянно вместе, дорог им обоим. И не виноваты теща и зять, что вынуждены бежать в одной упряжке, пока не упадет кто-то один из них. Чаще это бывает все-таки теща...

Можно представить другой возможный жизненный вариант этого дуэта — дружба или любовь. Может случиться такое, когда с тещей зятю интереснее общаться, чем с собственной женой, когда теща богата, когда теща готовит вкуснее, чем жена...

Думаете, это понравится молодой жене? Нет! И ревновать будет, и обижаться станет. В общем, есть положения, из которых нет выхода. Остается примириться. Вступить в эру мирного сосуществования. Теща и зять — родственники или соседи? Теща и зять — друзья или враги? Кто ответит на эти вечные вопросы? Жизнь молодой семьи, в которую тот и другой внесли свой посильный вклад.

Американские социологи провели специальный эксперимент. На большом стадионе во время матча они объявили, что красивая новая машина роскошной фирмы будет принадлежать тому, у кого найдется в кармане фотография тещи... Многие мужчины с сожалением наблюдали, как роскошный лимузин покидал стадион, так и не дождавшись счастливца.

Уж каких только песен и шуток нет по поводу тещи и зятя. Об их несогласии можно написать тома, но главного так и не решить — за что зять должен полюбить тещу? И за что теща должна полюбить зятя?

Взаимозависимость — так бы я назвала этот жизненный тандем. Они действительно чаще всего зависят друг от друга, потому что посередине находится для них обоих дорогое существо.
Редкая мать скажет выросшей дочери, отпуская ее от себя: «Ты была хорошей дочерью, теперь будь хорошей женой!»

Чаще отношения собственности, заявление своих прав и полномочий на дочь сражает молодого мужа своей несправедливостью, и он навсегда перестает уважать тещу. Он также, в свою очередь, совершает ошибку, считая жену теперь своей собственностью и вызывая ожесточение тещи.

На самом деле всякая человеческая жизнь, будь то жизнь ребенка, жены, мужа, матери, принадлежит только носителю этой жизни, т. е. самому человеку и больше никому.
Теща и зять, как два медведя в одной берлоге, редко уживаются друг с другом. Они могут молча, закусив удила, сосуществовать, могут тихо ненавидеть, реже просто уважать, совсем редко искренне любить друг друга. Что ж, такова жизнь, и к этому надо прийти аналитическим путем и решить, как сохранить мир в семье и в себе, чтобы не растерзали комплексы неполноценности и обиды не замучили.

Если я просто скажу, что надо уступать друг другу, никто не захочет этому последовать — слишком велики потери. Если я скажу, что молодежь должна уважать старших, меня обвинят в отсталых взглядах на жизнь. Поэтому вечный компромисс — это теща и зять в одном доме. Чего ж тут удивляться — это в принципе чужие люди, вынужденные становиться родственниками, сколько же нужно такта, ума, доброжелательности, чтобы они стали родными, ну хотя бы если не любимыми, то терпимыми. Или так?

...Редакция газеты. Тесная накуренная комната. Усталая женщина-редактор сидит за столом, заваленным бумагами. Перед нею стакан горячего чая и булка. Она отхлебывает из стакана, не отрываясь от бумаг на столе. Вдруг дверь с шумом распахивается и на пороге появляется мужчина, неопределенного возраста, очень нервный, эмоционально возбужден.

Посетитель. Я вам расскажу сейчас, какие бывают женщины. Понимаете, их две — я один. Они меня не просто победили. Они меня уничтожили. Меня нет. Есть только они. Они везде. И в квартире трехкомнатной. И на даче двухэтажной. И в машине. А я? Я только исполнитель их желаний. Я раб! Я негр! Я чернорабочий! Хотя я вполне приличный человек. Начальник отдела, на работе меня уважают. Да и дом весь на мне держится, и машина, и бензин. Ну, все, все, — понимаете?! (и он нервно пересаживается с места на место).
Редактор. Что вы хотите от нашей газеты?
Посетитель. Я пришел посоветоваться, что мне делать?
Редактор. Терпеть!
Посетитель. Я двадцать лет терплю. Нет сил. Теща моя, дай бог ей здоровья, энергична, весела, и у неё все в порядке с давлением. Ей только 87 лет! Понимаете?
Редактор. А почему вы про жену не рассказываете?
Посетитель. Жена? Ну какая она мне жена, если она из комнаты матери целыми вечерами не выходит. Со мной ни о чем не разговаривает. И вообще я, знаете ли, решил разводиться. Подумаешь, пообедать можно и в столовой.

Решимость его была непоколебимой, никакие советы о терпении и доброжелательности ему не подходили. Он испил свою чашу до дна, и если бы он не собрался разводиться, то был бы первым претендентом на памятник за мужество в браке.

Таких претендентов немало. Да и их понять можно. Тяжела сегодня роль зятя — тещи пошли самостоятельные, молодые, как эта, например.

Рассказывает зять: «Приедет, всех обругает, потом хлопнет дверью и уедет к себе в отдельную квартиру, а мне остается утешать свою безутешную жену. И как утешать? Говорить что-то плохое о её матери я не имею права, но когда жена сама начинает о ней говорить что-то плохое, я вроде бы должен поддакивать. Если я начинаю поддакивать, жена смотрит с укоризною, а если я деликатно молчу, она на меня набрасывается, что я равнодушный чурбан.

Я и оказываюсь между двух огней. Теща и жена — вот загадка природы! То воркуют, их водой не разольешь, то схватываются в мертвой хватке, а я всегда посередине, как стрелочник, должен разводить их пути, чтобы не пересеклись. И я развожу. И виноват бываю я и там и там. Стрелочник всегда виноват.

Мечтаю уехать куда-нибудь на Север, поселиться там за Полярным кругом — уж туда теща точно не долетит. Хотя как знать. Она такая! Внуки ее волнуют, вот к ним она и прилетает без предупреждения. Только немного расслабишься после всех дел бесконечных, выкуришь сигарету, разденешься и на диван заляжешь с газетой «А что там в Греции», как слышишь звонок такой нервный, дребезжащий. Так звонит только она — теща! Явилась не запылилась! Здрасьте!

— А ты опять на диване лежишь? И началось. Шум, кавардак, перестановка мебели, пересмотр вещей в гардеробе, ревизия холодильника. Все проверяет, как мы живем.

Ну если она так наших детей любит, пусть заберет к себе, хоть на недельку. Мы отдохнем без них. Нет! Ей некогда. Прилетит, всех потискает, картошки нажарит и опять улетит к себе.
Справедливости ради, надо сказать, что картошку она жарит отменно. Жена никак научиться не может. Да и борщ варит отличный, вообще с кулинарными способностями у нее все в порядке. Ей надо было бы в столовой работать. Но даже и за борщи и за мясо никогда не полюблю свою тещу. Уж лучше трудности испытывать, чем ее видеть. Да еще Пушкин своей Натали говорил, что «семья — это мы с тобой и наши дети». Больше никого не должно быть. Все другие в семье — лишние. А Пушкин для меня большой авторитет!»

Это отрывок из письма в газету молодого мужа и зятя. И как хочется ему чем-то помочь и вразумить, что жизнь так коротка, что нет смысла переводить ее на раздражение, на ссоры с близкими. Каждый из нас так или иначе играет свою роль в пьесе, и так быстро идет смена ролей, что мы не успеваем одну освоить, как неожиданно и непредсказуемо сваливается другая, не менее, а то и более сложная… …
Л.М.Иванова
Материал взят из книги "Судьба молодой семьи"


Читайте также:

Самое популярное